Фотограф знакомство на улице

Французская мечта: Париж глазами фотографа - Личное впечатление

фотограф знакомство на улице

Лучшие снимки уличных фотографов для вашего вдохновения он всегда находился на улице, чтобы иметь тему для фотографии. началось в году после знакомства с работами Анри Картье-Брессона. На. Фэшн-фотограф Жанг Джинга (Zhang Jingna) уже знакома нам по ранее написанным ею и . Связи и знакомства очень нужны в индустрии моды. В Израиле пройдет выставка "Улица" от стрит-фотографа из России Фотограф живет в Москве, но локации как для съемок, так и для выставок.

Некоторые сейчас снимают действительно круто, а я учился с ними в одной школе, видел, как они прогрессировали, и это до сих пор меня вдохновляет. Правильно общайтесь с клиентом до, после и во время работы, чтобы уберечь друг друга от излишнего напряжения и беспокойства. А когда вас попытается нанять гадкий и жадный заказчик, мастерство общения поможет разоблачить его и вовремя отойти в сторону. Достал фоторедакторскую базу, стал рассылать письма. Так уж устроена Франция, здесь не любят коммуницировать с незнакомыми людьми.

Однажды к нам на школьные экспертные модули пришла Суад Мешта, фоторедактор-фрилансер.

Гениальные фотографии талантливых уличных фотографов

Посмотрела мое портфолио, и я, воспользовавшись ситуацией, спросил, нет ли у неё знакомых в журналах. Она дала мне контакты, я написал ещё нескольким людям. Получил один ответ — из журнала Management.

Пришёл туда, показал портфолио. И через месяц действительно позвонили. Надо было снять директора продюсерской компании. Дон Корлеоне сидит за столом, а консильери к нему наклоняется и что-то говорит на ухо. Замысел арт-директора был таким: Я приехал туда за день до съёмки, посмотрел место, познакомился с людьми.

Отменил ради этого заказа поездку на крутой ежегодный фотофестиваль. Еще бы, первая работа в Париже! Подготовил всё, что нужно, поставил заряжаться аккумуляторы. В День Икс собираюсь, проверяю все ремни, прихожу за час до начала, расставляю свет.

Достаю камеру, а она не работает. Не понимаю, что происходит. Открываю — батарейки. Батарейка лежит дома, заряжается.

Как получить фотосессию бесплатно и для чего подойдут такие фото

Дом — на другой стороне города, съездить туда-обратно займёт часа два. Я начинаю звонить по всем ближайшим магазинам, узнавать, нет ли где батарейки для Canon 5D. Точнее, прошу чуваков из режиссёрской, чтобы они звонили, сам на должном уровне на французском не говорю. На дворе год — модель устарела, батарейки ни у кого.

Ну хорошо, делать нечего, иду в соседний магазин электроники. А карта моя — российская, в магазине к ней просят документы, из документов на руках — только студенческий. В итоге я пошел в банкомат, снял абсолютно все деньги, которые у меня были, купил этот Mark II. Прибежал обратно, поставил на зарядку, — аккумулятор-то, естественно, разряжен.

В общем, снимаю незнакомой камерой, с садящимся аккумулятором, но хоть как-то. Дома смотрю файлы — половина кадров не в фокусе. Но нет, объективы были в порядке.

Позже я делал тесты и понял, что это брак камеры. Ты фокусируешься как надо, а фокус уходит куда-нибудь за плечо героя. То есть, если целиться-целиться, можно сделать качественные кадры, но каждый раз возвращаешься домой и молишься, чтоб всё было в фокусе. Натерпелся с этой камерой. Потом она стала зависать во время съемок, стала дорисовывать к картинкам розовую полосу А гарантия у меня как раз закончилась.

Замена материнской платы стоит евро и занимает несколько недель. Из файлов той первой съемки на Mark II я кое-как выбрал десяток. А фирма Корлеоне купила снимок для какого-то другого журнала.

фотограф знакомство на улице

К сегодняшнему дню успел поработать на половину больших французских изданий: Это немного, но сам факт, что ты для них что-то делал, помогает чувствовать себя увереннее. Я всегда поддерживаю с редакциями контакты, отправляю туда свои последние работы, захожу попить кофе. Поначалу у меня было один-два заказа в месяц. Потом цифра увеличивалась, сейчас я в ней измеряю свою условную востребованность. В декабре года было 12 съемок.

А прямо сейчас у меня опять по одной, по две съемки в месяц: Меньше съемок — меньше денег, но это терпимо, потому что в последнее время стали часто продаваться архивные фотографии. Мои бывшие клиенты покупают свои портреты для корпоративных целей, для рекламы. Когда работаешь с прессой, ты получаешь доступ к самым разным людям: Если делаешь хороший портрет, а фотографий этого человека мало, ты потенциально закладываешь такое вот зерно повторных продаж. Я для них очень удобно живу, со всех сторон окружен виноградниками: Первая обложка для Management была с Пьером Кюйере, директором Micromania — компании, которая продает игры компьютерные.

Почти сразу же случилась следующая французская — тоже с парой: Эриком Карелем и Седриком Хатчингсом, которые организовали компанию Withings и производят всякие умные весы, умеющие коннектиться к айфону. Вадим Беляев и Борис Минц на обложке Forbes Я понял, что в какой-то момент стану специализироваться на обложках с двумя людьми. Два человека — это стресс. Один человек — это стресс, а двое на обложке — еще больший стресс.

Два человека, у которых на съемку есть только десять минут — это чудовищно! Кстати, свежая майская обложка — Аркадий Волож и Сергей Галицкий — повезло опять Это большая проблема журнальной фотографии.

Знакомство с девушкой на улице №5. Забавный кусочек знакомства

Аргументировать и убеждать Людей, которые не аргументируют и не убеждают, просто не существует если исключить слепоглухонемых и пещерных отшельников. Хорошо или плохо — но вы это делаете, и качество вашей аргументации определяет вашу жизнь. Коллектив единомышленников вокруг, довольные клиенты, отличный климат в семье, быстрое гашение конфликтов… Учитесь убеждать — и заполучите всё, что вам понадобится. Ты приезжаешь на место или снимаешь в студии, человек приходит, говорит: То есть ему это не очень интересно, ты его задерживаешь, отвлекаешь.

Многое зависит от удачи: Но для кого-то требуется час, а тебе дают пять минут. Если повезло, и человек себя чувствует комфортно, пяти минут достаточно.

Необходимость полагаться на везение меня в последнее время удручает. Поэтому я так люблю снимать людей в возрасте. Вне зависимости от того, сколько времени есть, результат получается интересный. Я снимал Гельмута Шмидта, бывшего канцлера Германии, одного из последних больших политиков Европы.

Ему уже 95 лет, и это был его прощальный тур по разным странам: Закончилось интервью, нам говорят: Ладно, — говорят, — делайте, но. Шмидт сидит за большим столом, на котором куча кофейников, чашечек.

Множество мест, где можно было бы сделать классный царственный портрет, но нам говорят: Тут набегает куча официантов, они носятся вокруг, меняют чашечки, а к Шмидту уже выстраивается очередь из журналистов, у которых с ним по расписанию следующие интервью.

И они уже начинают здороваться, влезают в кадр. Два или три раза мне удалось поймать его взгляд в объектив, не помню как, размахивал руками я, что. Единственное, за чем удавалось следить — это композиция и свет: Его лицо было прекрасным во всех ракурсах. Были более интересные кадры, были менее интересные, но все они были достаточно сильными. В итоге одну фотографию в Le Point напечатали на целую страницу.

Forbes заказал снимок Елены Батуриной. Пять минут на съемку! Снял и опять думал, что мне никто не позвонит. Но в Forbes его напечатали, а потом ещё Sunday Times купили и теперь каждый год перепубликовывают в своём рейтинге миллиардеров. В январе я снимал Пьера Московичи, министра финансов Франции. Оказалось, что иногда пять минут на съемку — предел мечтаний. Итак, в министерстве финансов ежегодный отчет, большая пресс-конференция, министра нужно сфотографировать после нее, на это 15 минут, а после — он обедает и одновременно дает интервью двум изданиям: Немецкое — Der Spiegel — заказывает портрет министра.

За едой фотографировать нельзя, всё нужно сделать в промежутке между конференцией и ланчем. Посмотреть место заранее нельзя, расставить оборудование заранее нельзя, но я все равно приезжаю заранее — надо присутствовать на начале пресс-конференции, чтоб не потеряться.

И свет с собой беру — а. И мне-таки удается получить доступ к месту съемки, и расставиться, и даже протестировать свет на проходящих мимо людях. Приходит пресс-служба, журналисты, а министра всё нет — опаздывает, задерживается.

Все вдруг начинают нервничать. Он садится, я делаю несколько кадров, через каждый кадр он спрашивает: Я ему говорю, что не закончили, он отвечает, что у него нет на это времени, но садится обратно. Делаю кадр, он собирается вставать, всё повторяется.

Быстро понимаю, что удержать его уже не могу, благодарю, он встает и уходит. А кадров было 8 или Не улыбался, проявил себя в этой спешке самым естественным образом: Сегодня Сахара, завтра леса Амазонки С момента, когда я сделал свою первую заказную фотографию, прошло шесть лет. За это время их накопилось уже несколько сотен: Сейчас мне не хватает ресурсов. Времени, которое выделяется на съёмки, оборудования, команды, возможности выбирать локации Мне хочется, чтобы мои фотографии были похожи на кадры из кино.

Такие, в которых не просто изображён герой, но и контекст рассказывает историю, каждая деталь находится на своём месте, имеет смысл. В ней задействован сложный свет. Подготовка такой съёмки длится несколько полных рабочих дней, и, конечно, у героя на неё есть больше пяти минут.

Бюджеты там на определённых уровнях позволяют буквально всё. Сегодня ты снимаешь Сахару с воздушного шара, завтра леса Амазонки с командой из 20 человек и двумя тоннами оборудования, послезавтра — моделей в лондонской студии — и всё это ради одной итоговой картинки.

Здесь же, за редкими исключениями, и меньше всего свободы. У журналов ресурсов гораздо меньше, но и они могут выделить хороший бюджет — на именитого фотографа. То есть в какой-то момент основным ограничением для фотографа становится отсутствие имени.

Его, в свою очередь, приносят персональные проекты, групповые и индивидуальные выставки, участие в конкурсах и фестивалях.

фотограф знакомство на улице

Я, например, сейчас работаю сразу над тремя. Но лажа всё равно случается. Ничего нет хуже мятых фонов На самом деле я люблю возиться с картинками в Фотошопе. Но тут важно чувство меры. Вот, скажем, восточноевропейцы, какие-нибудь польские фотографы из раздела Most Interesting на Flickr: А крутой американский или европейский фотограф относится к своей картинке с долей небрежности.

Эта небрежность и делает картинку более живой, крутой и интересной. У нас, скажем, любят снимать такую Хельмут Ньютон делал это очень круто, потому что он подходил к этому с душой. У него была лёгкость. У него была ирония! А большинство наших фотографов со звериной серьезностью относятся к своим работам, поэтому так вылизывают картинки. Именно такую, другая не подойдёт — вот он, перфекционизм! Ты можешь год искать эту вазу, а фотография всё равно будет унылой.

Тщательно вылизанной, но мертвой. Нет иронии, нет чувства, нет жизни. Сли-и-ишком хорошо — это плохо. Не это главное потому. Школьная история в тему. Почему одна фотография работает, а другая — нет? Что в этой фотографии хорошо, а что можно было бы улучшить и как? Что нужно держать в голове, когда снимаешь серию? Курс вёл прекрасный фриланс-куратор и фоторедактор Марк Пруст — голландец, который разговаривает на пяти языках, включая японский. На первой лекции Марк смотрел работы студентов из своей группы.

Причем у всех ведь портфолио — нууу, так себе; почти все же начинающие. Он находит положительные стороны, отрицательные стороны, разбирает, работает фотография или. Доходит до моей папки. Я сижу с царственной осанкой, с видом победителя — никто же с моим портфолио и рядом не стоял. А он его быстро так пролистывает и говорит: То есть технически всё замечательно, свет красивый, цвета классные, но фотографии — неинтересные.

И тут у меня в голове всё обрушилось и случился катарсис. Было еще несколько человек, которым Марк в процессе не стеснялся сказать: Кто-то в ответ думал: А для меня оценка Марка была важна, он моё уважение практически с первых минут заслужил, и я много работал, старался ему понравиться.

В итоге на экзамене в конце года заработал высшую оценку. Сначала Марк много меня критиковал, потом стал хвалить, а на выпускном, уже один на один, сказал совсем добрые слова. Сообщество фотографов в этом смысле очень показательно. Там либо все близкие друзья, поэтому всегда друг друга хвалят, либо друг друга не знают и оттого ненавидят заранее.

Обсуждают чью-нибудь работу в ЖЖ-сообществе N, неизбежно ткнут в какую-нибудь мелочь: Или на сайте Y выкладывают работы всемирно признанного гранда, монстра от фотографии.

Половина комментариев будет в духе: Я бы лучше снял! Им обязательно надо доказать, что неправ сам критик. Оправдаться, защитить свою работу — очень важно для нашего фотографа. Или люди будут бесконечно обсуждать непотопляемое преимущество второй модели Canon 2,8 перед первой. И это, конечно же, меняет всё в твоей жизни. Ты становишься гораздо лучшим фотографом, если у тебя не первая модельа вторая.

Вот тогда я понял, что тоже этим негативно-критическим отношением заражен, такой след за мной из моей страны тянется.

Эту травму трудно залечить.

  • Классическая элегантность Dior: изысканные модели 1940-1960-х годов на улицах Парижа
  • Люди и их чувства на снимках 1960-80-х годов казанского фотографа Рустама Мухаметзянова
  • Как становятся фотографами

Полезно оставаться открытым, готовым к конструктивной критике, не кидаться сразу на тех, кто делает замечания. И не кидаться сразу говном в то, что тебе кажется плохим.

Ведь в этом вполне что-то может. Об открытости, расскажу еще одну историю. Однажды в школе нам дали задание по фотожурналистике. Наверное, подразумевалось стрит-фото, а я никогда особо этот жанр не любил, фотожурналистом не собирался становиться. Сценки уличные не хотел снимать, пытался найти что-то более близкое.

И поскольку ограничений не озвучили, я придумал снимать каких-нибудь персонажей из моего района постановочно, со светом. Жил я тогда в пригороде Сент-Уан, где находится самый большой и самый старый в мире блошиный рынок. Там совершеннейшая, удивительнейшая кунсткамера, прекрасный хаос — человек, которые три дня в неделю торгуют любым барахлом. От патефонной ручки XIX века за 20 евро до дизайнерской мебели х по 50 за диван.

Выбрал 12 персонажей, отснял три десятка фотографий, сдался, получил свою оценку на фотожурналистике. А потом кто-то ещё из моих преподавателей по другим предметам увидел эту серию и сказал, что её можно продать журналам, но надо продолжить работу. Ты, мол, крутился в одной части рынка, а надо и другие поснимать для полноты картины. Поэтому пришлось импровизировать на месте и в буквальном смысле выхватывать людей на улицах или же снимать своих друзей, которые в то время были в Париже.

Как видите, все сложилось наилучшим образом. Снимками я доволен, и это главное. Французская молодежь Один из моих любимых снимков, сделанных в Париже — летние юноши, с которыми я там познакомился.

Французов красотой не удивить. Интересно то, что человек может быть очень красивым, но даже не осознавать этого и не пользоваться своей внешностью. Я глаз не мог отвести от красоты девушек из компании, с которой познакомился. С этими двумя юношами я познакомился на мероприятии Гоши Рубчинского.

Они были моделями на его показе. Ребятам еще не исполнилось 18, а они уже вовсю работают и движутся к своей мечте. Это первая характерная черта, которую я заметил среди представителей французской молодежи. И это круто, хочу чтобы наша молодежь была такой же настойчивой и трудолюбивой. Например, у Виктора он на переднем плане и его друга Луки отсутствует на фото своя студия звукозаписи и рэп-группа, которую они продюсируют.

У Питера на фото на заднем плане — свой онлайн-магазин одежды, где он продает стильные вещи из секонд-хенда. На этом же мероприятии я познакомился с девушкой, которая основала свой журнал. Каждый из них идет к своей мечте, и это очень круто. В итоге, мы залезли на закрытую площадку, где нас минут через пять поймала полиция и начала обыскивать.

Это была моя вторая ночь в Париже, и я уж было подумал, что последняя, но все обошлось.

Как становятся фотографами — статья на Смартии

На что она ответила мне: Даже не знаю, что тебе сказать. И я таки понял. Весь Париж — это сплошная красота.

Старинные дома с мансардными квартирами, парки, скверы, улицы — там даже утренний кофе по-другому пьется, а от сигареты грех отказаться. Про бокал красного я вообще молчу. Обычно по Киеву я хожу в наушниках и слушаю музыку, а там я хотел слушать город, ведь у него своя музыка, он поет. Я романтик, потому описывать свои впечатления могу долго, ещё сложнее выделить конкретные места, но я постараюсь. Монмартр — оттуда открывается вид на весь Париж, даже Эйфелеву башню.

Особенно хорошо провожать закат на Монмартре. К этому моменту там собирается много людей, все веселятся и наслаждаются жизнью. Обязательно советую вам там позавтракать или поужинать, а также посетить расположенную рядом базилику Сакре-Кёр. Эйфелева башня — без неё никак.

Это невероятно красивое место с очень положительной и романтической энергетикой. Не стоит следовать стереотипу, что это банально, и не побывать. Кварталы Маре, Сен-Жермен, Латинский квартал — здесь нужно гулять, наслаждаться аперитивами или бокалом вина в местных заведениях.

Сад Тюильри — там у меня случился лучший ужин. Мы с друзьями просто сидели на стульях, ели, смеялись, любовались зеленью и наблюдали закат. Чуть поодаль — Лувр, который тоже заслуживает внимания. Люксембургский сад — на этой локации у меня произошла одна из лучших съемок.

Центр Помпиду, Орсэ, Токийский дворец и Музей современного искусства. Ещё один обязательный пункт для прогулки, а тем более для фотопрогулки — маршрут по набережной, вдоль мостов Парижа. А вообще забудьте, о том, что я выше написал. Лучший способ узнать Париж — это потеряться в нём!

Я ведь любитель приключений и импровизаций.